Джордан Питерсон
Книга вышла в январе 2018. К январю 2019 её купили три миллиона раз. Автора этого книжного блокбастера называют рок-звездой от науки, проповедующим профессором, самым влиятельным интеллектуалом Запада. Встречайте — властитель дум Джордан Питерсон и его...

12 ПРАВИЛ ЖИЗНИ

Книга вышла в январе 2018.
К январю 2019 её купили три миллиона раз. Автора этого книжного блокбастера называют рок-звездой от науки, проповедующим профессором, самым влиятельным интеллектуалом Запада. Встречайте — властитель дум Джордан Питерсон и его...
12 ПРАВИЛ ЖИЗНИ
Джордан Питерсон | 12 правил жизни: У вас с лобстерами больше общего, чем вы думали
1

Выпрямись
и расправь
плечи

Джордан Питерсон (Jordan B. Peterson))
Борьба за доминирование - общий биологический закон. Стремясь занять лучшую территорию для выживания и продолжения рода, все животные состязаются в превосходстве. Живописание схватки лобстеров превратило морского рака в личный бренд Питерсона. Но лобстерами дело не ограничивается: нейрохимия доминирования пронизывает всё эволюционное древо.
Когда певчие птицы, например, возвращаются весной с юга, они вступают в яростные территориальные споры. Их трели, столь безмятежные и милые человеческому уху, суть зазывные песни сирен и возгласы верховенства. Пернатый виртуоз -лишь воин, возвещающий о своём суверенитете.
Результат состязания за статус не всегда определяется силой, но всегда имеет последствия. Даже в мире дикой природы клыки и жала - крайние средства. Место конкурентов на пирамиде доминирования обычно определяется не применением силы, а демонстрацией её атрибутов. Борьба за доминирование чаще ритуальна, но последствия всегда реальны. Победа или поражение неизбежно отпечатываются в самом организме.
Низкоранговые лобстеры производят сравнительно малые объёмы серотонина. Это справедливо и для низкоранговых человеческих индивидов (и с каждым поражением низкие объемы становятся ниже). Низкий серотонин - низкая уверенность в себе. Низкий серотонин - высокая подверженность стрессу и затратное поддержание организма в боевой готовности "на всякий пожарный": всё может случиться на нижних этажах иерархии (и редко что-то хорошее). Низкий серотонин - меньше удовольствия от жизни, больше боли и тревог, чаще болезни, короче жизнь - у людей, равно как у ракообразных.
Иерархия доминирования не случайный продукт культуры, а принцип, укорененный в самой природе. Одна из несущих колон в картине мира Питерсона. Мысль сильная и очень уязвимая для критики: велик соблазн использовать её для оправдания злокачественных иерархий. (Питерсон не дурак, опасность такую видит.)
С Дарвиновской точки зрения, единственно важное - устойчивость. А иерархия доминирования, какой бы социально или культурно обусловленной она не представлялась, существует добрые полмиллиарда лет. Она устойчива. Она реальна. Иерархия доминирования - не капитализм. И не коммунизм, если уж на то пошло. Не военно-промышленный комплекс. Не патриархат - этот отживший, легко устранимый, случайный культурный артефакт. Она даже не человеческих рук дело - не в самой глубинной своей сути. Она едва ли не вечный аспект среды обитания <...> Мы ("мы" в самом общем смысле, то "мы", что существует с момента зарождения жизни) жили в иерархии доминирования долгое, долгое время. Мы боролись за место под Солнцем ещё до того, как у нас появилась кожа, или руки, или лёгкие, или кости. Культура не далеко ушла от натуры. Иерархии доминирования старше деревьев.
Низкий социальный статус вызывает опасный стресс. Одно позитивное мышление не спасёт. Самые глубинные слои нервной системы, роднящие нас с лобстерами, чувствительны к социальному рангу организма. Бессознательный "датчик", отслеживающий положение индивида в иерархии доминирования, регулирует "восприятие, ценности, эмоции, мысли и поступки". Стоит "датчику" уловить негативное отношение окружающих, и уровень серотонина сокращается. Это повышает физическую и психологическую возбудимость организма. Таким образом мозг готовится к жёстким условиям выживания во враждебной среде.
Увы, эта физическая гиперчувствительность, эта постоянная боевая готовность, сжигает массу ценной энергии и физических ресурсов. Это и есть реакция, которую принято называть стрессом, и она вовсе не только и даже не столько психологического свойства. Это отражение подлинных ограничений в неблагоприятных обстоятельствах.
Взаимообмен между мозгом, телом и социальным окружением часто принимает форму петли положительной обратной связи. Не всегда поражение - результат невозможности дать отпор, часто это следствие привычки не сопротивляться. Питерсон приводит в качестве примера следующий типичный сценарий. Человек, переживший в детстве жестокую травлю, повзрослев и переместившись в безопасную среду, сохраняет выученную тревожность. Положения его тела выражают защитное раболепие. Несчастный избегает прямого зрительного контакта, истолковывая его как привилегию доминантного субъекта. Хотя угроза миновала, психологическая адаптация продолжает действовать и становится контрпродуктивной. Как минимум привычная позиция жертвы создает неадекватный новым условиям стресс. А в худшем сценарии может привлечь внимание новых (обычно социально менее успешных) агрессоров.
Может быть ты слабак. А может и нет, но если и так - оставаться им не обязательно. Может быть, это просто дурная привычка. Ты даже можешь быть одним сплошным скоплением дурных привычек. Тем не менее, даже если ты оказался в своем жалком положении без малейшей соучастия со своей стороны - если ты был изгоем или объектом травли дома либо в начальной школе - нет необходимости оставаться в этом положении сейчас.
Сопротивляться притеснению - ваше личное право и общественный долг. Внутренний запрет на адекватный отпор - результат ложно понятой морали. Гнев или агрессия могут играть как деструктивную так и конструктивную роль. Малодушный отказ отвечать на попытки притеснения и эксплуатации деятельным протестом провоцирует притеснителей и эксплуататоров. Готовность дать отпор, напротив, лишает тиранов соблазна.
Если вы можете укусить, вам обычно не нужно этого делать. Будучи грамотно усвоенной, способность ответить агрессией и силой снижает, а не повышает вероятность того, что реальная агрессия окажется необходимой.

<...>

Ещё раз: не пытайтесь отличить способность к погрому и членовредительству, усвоенную должным образом, от силы характера. Таков один из самых сложных уроков жизни.
Петля обратной связи между социальным контекстом и психо-физическим состоянием индивида работает в обе стороны. Начните движение вверх с работы над осанкой.
Люди, как и лобстеры, оценивают друг друга на взгляд, в частности по положению тела. Если в вашей позе читается поражение, то окружающие будут реагировать на вас как на неудачника. Стоит вам начать держать себя прямо, и люди будут смотреть на вас и относиться к вам иначе.

<...>

Итак, будьте внимательны к осанке. Прекращайте плестись понуро, втянув голову в плечи. Говорите, не взирая на лица. Заявляйте о своих желаниях как человек, имеющий на них право - по крайней мере такое же право, как у прочих. Выпрямитесь во весь рост, поднимите глаза, смотрите решительно. Рискните быть небезобидным.
1

Выпрямись
и расправь
плечи

Борьба за доминирование - общий биологический закон. Стремясь занять лучшую территорию для выживания и продолжения рода, все животные состязаются в превосходстве. Живописание схватки лобстеров превратило морского рака в личный бренд Питерсона. Но лобстерами дело не ограничивается: нейрохимия доминирования пронизывает всё эволюционное древо.
Когда певчие птицы, например, возвращаются весной с юга, они вступают в яростные территориальные споры. Их трели, столь безмятежные и милые человеческому уху, суть зазывные песни сирен и возгласы верховенства. Пернатый виртуоз -лишь воин, возвещающий о своём суверенитете.
Результат состязания за статус не всегда определяется силой, но всегда имеет последствия. Даже в мире дикой природы клыки и жала - крайние средства. Место конкурентов на пирамиде доминирования обычно определяется не применением силы, а демонстрацией её атрибутов. Борьба за доминирование чаще ритуальна, но последствия всегда реальны. Победа или поражение неизбежно отпечатываются в самом организме.
Низкоранговые лобстеры производят сравнительно малые объёмы серотонина. Это справедливо и для низкоранговых человеческих индивидов (и с каждым поражением низкие объемы становятся ниже). Низкий серотонин - низкая уверенность в себе. Низкий серотонин - высокая подверженность стрессу и затратное поддержание организма в боевой готовности "на всякий пожарный": всё может случиться на нижних этажах иерархии (и редко что-то хорошее). Низкий серотонин - меньше удовольствия от жизни, больше боли и тревог, чаще болезни, короче жизнь - у людей, равно как у ракообразных.
Иерархия доминирования не случайный продукт культуры, а принцип, укорененный в самой природе. Одна из несущих колон в картине мира Питерсона. Мысль сильная и очень уязвимая для критики: велик соблазн использовать её для оправдания злокачественных иерархий. (Питерсон не дурак, опасность такую видит.)
С Дарвиновской точки зрения, единственно важное - устойчивость. А иерархия доминирования, какой бы социально или культурно обусловленной она не представлялась, существует добрые полмиллиарда лет. Она устойчива. Она реальна. Иерархия доминирования - не капитализм. И не коммунизм, если уж на то пошло. Не военно-промышленный комплекс. Не патриархат - этот отживший, легко устранимый, случайный культурный артефакт. Она даже не человеческих рук дело - не в самой глубинной своей сути. Она едва ли не вечный аспект среды обитания <...> Мы ("мы" в самом общем смысле, то "мы", что существует с момента зарождения жизни) жили в иерархии доминирования долгое, долгое время. Мы боролись за место под Солнцем ещё до того, как у нас появилась кожа, или руки, или лёгкие, или кости. Культура не далеко ушла от натуры. Иерархии доминирования старше деревьев.
Низкий социальный статус вызывает опасный стресс. Одно позитивное мышление не спасёт. Самые глубинные слои нервной системы, роднящие нас с лобстерами, чувствительны к социальному рангу организма. Бессознательный "датчик", отслеживающий положение индивида в иерархии доминирования, регулирует "восприятие, ценности, эмоции, мысли и поступки". Стоит "датчику" уловить негативное отношение окружающих, и уровень серотонина сокращается. Это повышает физическую и психологическую возбудимость организма. Таким образом мозг готовится к жёстким условиям выживания во враждебной среде.
Увы, эта физическая гиперчувствительность, эта постоянная боевая готовность, сжигает массу ценной энергии и физических ресурсов. Это и есть реакция, которую принято называть стрессом, и она вовсе не только и даже не столько психологического свойства. Это отражение подлинных ограничений в неблагоприятных обстоятельствах.
Взаимообмен между мозгом, телом и социальным окружением часто принимает форму петли положительной обратной связи. Не всегда поражение - результат невозможности дать отпор, часто это следствие привычки не сопротивляться. Питерсон приводит в качестве примера следующий типичный сценарий. Человек, переживший в детстве жестокую травлю, повзрослев и переместившись в безопасную среду, сохраняет выученную тревожность. Положения его тела выражают защитное раболепие. Несчастный избегает прямого зрительного контакта, истолковывая его как привилегию доминантного субъекта. Хотя угроза миновала, психологическая адаптация продолжает действовать и становится контрпродуктивной. Как минимум привычная позиция жертвы создает неадекватный новым условиям стресс. А в худшем сценарии может привлечь внимание новых (обычно социально менее успешных) агрессоров.
Может быть ты слабак. А может и нет, но если и так - оставаться им не обязательно. Может быть, это просто дурная привычка. Ты даже можешь быть одним сплошным скоплением дурных привычек. Тем не менее, даже если ты оказался в своем жалком положении без малейшей соучастия со своей стороны - если ты был изгоем или объектом травли дома либо в начальной школе - нет необходимости оставаться в этом положении сейчас.
Сопротивляться притеснению - ваше личное право и общественный долг. Внутренний запрет на адекватный отпор - результат ложно понятой морали. Гнев или агрессия могут играть как деструктивную так и конструктивную роль. Малодушный отказ отвечать на попытки притеснения и эксплуатации деятельным протестом провоцирует притеснителей и эксплуататоров. Готовность дать отпор, напротив, лишает тиранов соблазна.
Если вы можете укусить, вам обычно не нужно этого делать. Будучи грамотно усвоенной, способность ответить агрессией и силой снижает, а не повышает вероятность того, что реальная агрессия окажется необходимой.

<...>

Ещё раз: не пытайтесь отличить способность к погрому и членовредительству, усвоенную должным образом, от силы характера. Таков один из самых сложных уроков жизни.
Петля обратной связи между социальным контекстом и психо-физическим состоянием индивида работает в обе стороны. Начните движение вверх с работы над осанкой.
Люди, как и лобстеры, оценивают друг друга на взгляд, в частности по положению тела. Если в вашей позе читается поражение, то окружающие будут реагировать на вас как на неудачника. Стоит вам начать держать себя прямо, и люди будут смотреть на вас и относиться к вам иначе.

<...>

Итак, будьте внимательны к осанке. Прекращайте плестись понуро, втянув голову в плечи. Говорите, не взирая на лица. Заявляйте о своих желаниях как человек, имеющий на них право - по крайней мере такое же право, как у прочих. Выпрямитесь во весь рост, поднимите глаза, смотрите решительно. Рискните быть небезобидным.
Джордан Питерсон | 12 правил жизни: Вы заслуживаете уважения
2

Обращайся с собой, как с тем, кому ты призван помогать

Джордан Питерсон
Люди пренебрегают заботой о себе. По статистике, треть пациентов не выкупают назначенные лекарства. Остальные две трети игнорируют предписанную схему лечения: не соблюдают дозировку, прекращают приём лекарств преждевременно. Безответственность определяет поведение людей, даже когда от успеха терапии зависит жизнь. Факт, вызывающий ещё больше недоумения на фоне гораздо более ответственного отношения к предписаниям ветеринаров.
Что остается вывести из этого ряда фактов? Только одно: похоже, люди любят своих собак, кошек, хорьков и пташек (и, может быть, даже ящериц) больше, чем самих себя. Это ли не кошмар? Сколько стыда должно таится в нас, чтобы нечто такое стало реальностью? Что в людях такого, что побуждает их ставить благо своих питомцев выше собственного?
На вопросы о человеческой природе адекватнее отвечают не науки, а "основополагающие эпосы нашей культуры". (Интерпретирую библейские сюжеты, Питерсон избегает понятий "миф" или "нарратив"). До появления научного описания мира, люди воспринимали мироздание как историю или драму. Вселенная представлялась ареной действия, а не вместилищем вещей. Субъективный человеческий опыт по-прежнему не сводим к объективным научным данным. Фундаментальные, врожденные, категории нашего мировосприятия - Порядок и Хаос, символически связанные с мужским и женским началом.
Мифологические универсалии не просто показывают как устроена жизнь, но указывают, как надлежит её проживать. Они выражают мудрость золотой середины.
Встать на оба рельса этого фундаментального дуализма - значит обрести гармонию: одной ногой опираться на порядок и безопасность, а другой шагнуть в хаос возможностей, открытий и приключений. Когда жизнь вдруг оказывается насыщенной, захватывающей и полной смысла; когда время летит, а ты так поглощен своим делом, что не замечаешь - в том месте и в то время ты находишься точнёхонько на границе между порядком и хаосом.
Библейские сюжеты о сотворении мира и человека содержать ключи к пониманию человеческой природы. Вот некоторые идеи, которые можно извлечь из метафорической интерпретации Питерсоном книги Бытия.

Образ Змия-искусителя в райском саду учит тому, что внешних преград против зла не существует. Самая опасная гадюка - человеческая наклонность ко злу - внутри нас. Сопутствующая мысль - попытка изолировать личность от внешних угроз непедагогична: гиперопека убивает потенциал развития.

Сцена "прозрения" прародителей, вкусивших плод с древа познания, - метафора рождения самосознания у наших предков. Стыд наготы - образ болезненного осознания своей уязвимости.
Быть обнаженным - значит быть беззащитным, легко ранимым. Быть обнаженным - значит предстать на суд красоты и здоровья. Быть обнаженным - значит оказаться одному и без оружия в джунглях, природных или человеческих.
Мы от века населяем порядок, окруженный хаосом. От века занимаем изведанную территорию в окружении неизведанной. Наша деятельность наполняется смыслом, когда мы перебрасываем мост от одного к другому. В самом глубоком понимании Дарвина, мы адаптировались не к миру предметов, но к мета-реалиям порядка и хаоса, Инь и Ян. Хаос и порядок составляют извечную трансцендентную среду обитания всего живого.
Самосознание - причина презрительного отношения к самому себе и ответ на исходный вопрос главы. Тому, кто так хорошо осведомлен о собственной уязвимости, слабости и несовершенстве, трудно ценить себя. И это ещё полбеды. Сознание собственной уязвимости открывает путь подлинному злу: сознательному причинению страдания другим.
Мы точно знаем как, где и за счёт чего нам можно причинить боль. Это определяет самосознание не хуже прочих дефиниций. Мы сознаем свою беззащитность, ограниченность и смертность. Мы способны чувствовать боль, отвращение к собственной персоне и стыд, и ужас, и мы знаем об этом. Мы знаем, что причиняет нам страдания. Мы знаем, как можно заставить нас испытывать страх и боль, а значит, мы доподлинно знаем, как сделать, чтобы страх и боль испытывали другие.
Богоподобие (способность сознательно создавать порядок из хаоса) налагает на человека моральное обязательство беречь собственную личность. Современное демократическое общество несравненно более миролюбиво и гуманно, чем любое другое общество прошлого. Человек научился меньше тиранить другого человека, но относиться лучше к себя самому не спешит.
Легко согласиться с тем, что люди высокомерны, эгоистичны и думают только о себя. Повсеместный скептицизм превратил эту точку зрения в расхожее клише. Однако для множества людей выстраивать свои отношения с миром с таких позиций отнюдь не характерно. Вектор их проблем противоположен: они взвалили на себя непосильное бремя отвращения, презрения, стыда и неловкости по отношению к собственной личности. Они не то что не упиваются самовлюбленным раздуванием собственной значимости, а вообще не ценят себя, не заботятся о себе с должным вниманием и дисциплиной. <...> Будучи убеждены, что другие люди не должны испытывать страдания, они будут трудиться усердно и самоотверженно, чтобы облегчить их. С той же деликатностью они станут опекать домашних животных, себя же - едва ли.
Правильно понятое золотое правило нравственности не призывает к самопожертвованию. Отношения, которые допускают, чтобы один участник поступался своими правами ради другого, грозят выродиться в тиранию. Кроме того, мудрость золотого правила ставит перед человеком вопрос: как лучше всего позаботиться о себе?
Обращаться с собой как с тем, кому ты призван помогать, значит решить, что для тебя истинное благо. Это не то, "чего тебе хочется". А также не то, "что сделает тебя счастливым." Всякий раз, давая ребенку сладкое, вы делаете его счастливым. Это не значит, что вам ничего не нужно делать для ребенка, как только пичкать его конфетами. "Счастье" отнюдь не синоним "блага". <...> Вы должны помочь ребенку стать достойной, ответственной, зрелой личностью, способной к подлинной взаимности - личностью, умеющей процветать в заботе о себе и других. Почему вы считаете допустимым подходить к себе с меньшей меркой?
Золотое правило нравственности
«Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе».
В Новом Завете: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7:12); «люби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 19:18-20).
Подробнее в статье на Википедии.
2

Обращайся с собой, как с тем, кому ты призван помогать

Люди пренебрегают заботой о себе. По статистике, треть пациентов не выкупают назначенные лекарства. Остальные две трети игнорируют предписанную схему лечения: не соблюдают дозировку, прекращают приём лекарств преждевременно. Безответственность определяет поведение людей, даже когда от успеха терапии зависит жизнь. Факт, вызывающий ещё больше недоумения на фоне гораздо более ответственного отношения к предписаниям ветеринаров.
Что остается вывести из этого ряда фактов? Только одно: похоже, люди любят своих собак, кошек, хорьков и пташек (и, может быть, даже ящериц) больше, чем самих себя. Это ли не кошмар? Сколько стыда должно таится в нас, чтобы нечто такое стало реальностью? Что в людях такого, что побуждает их ставить благо своих питомцев выше собственного?
На вопросы о человеческой природе адекватнее отвечают не науки, а "основополагающие эпосы нашей культуры". (Интерпретирую библейские сюжеты, Питерсон избегает понятий "миф" или "нарратив"). До появления научного описания мира, люди воспринимали мироздание как историю или драму. Вселенная представлялась ареной действия, а не вместилищем вещей. Субъективный человеческий опыт по-прежнему не сводим к объективным научным данным. Фундаментальные, врожденные, категории нашего мировосприятия - Порядок и Хаос, символически связанные с мужским и женским началом.
Мифологические универсалии не просто показывают как устроена жизнь, но указывают, как надлежит её проживать. Они выражают мудрость золотой середины.
Встать на оба рельса этого фундаментального дуализма - значит обрести гармонию: одной ногой опираться на порядок и безопасность, а другой шагнуть в хаос возможностей, открытий и приключений. Когда жизнь вдруг оказывается насыщенной, захватывающей и полной смысла; когда время летит, а ты так поглощен своим делом, что не замечаешь - в том месте и в то время ты находишься точнёхонько на границе между порядком и хаосом.
Библейские сюжеты о сотворении мира и человека содержать ключи к пониманию человеческой природы. Вот некоторые идеи, которые можно извлечь из метафорической интерпретации Питерсоном книги Бытия.

Образ Змия-искусителя в райском саду учит тому, что внешних преград против зла не существует. Самая опасная гадюка - человеческая наклонность ко злу - внутри нас. Сопутствующая мысль - попытка изолировать личность от внешних угроз непедагогична: гиперопека убивает потенциал развития.

Сцена "прозрения" прародителей, вкусивших плод с древа познания, - метафора рождения самосознания у наших предков. Стыд наготы - образ болезненного осознания своей уязвимости.
Быть обнаженным - значит быть беззащитным, легко ранимым. Быть обнаженным - значит предстать на суд красоты и здоровья. Быть обнаженным - значит оказаться одному и без оружия в джунглях, природных или человеческих.
Мы от века населяем порядок, окруженный хаосом. От века занимаем изведанную территорию в окружении неизведанной. Наша деятельность наполняется смыслом, когда мы перебрасываем мост от одного к другому. В самом глубоком понимании Дарвина, мы адаптировались не к миру предметов, но к мета-реалиям порядка и хаоса, Инь и Ян. Хаос и порядок составляют извечную трансцендентную среду обитания всего живого.
Самосознание - причина презрительного отношения к самому себе и ответ на исходный вопрос главы. Тому, кто так хорошо осведомлен о собственной уязвимости, слабости и несовершенстве, трудно ценить себя. И это ещё полбеды. Сознание собственной уязвимости открывает путь подлинному злу: сознательному причинению страдания другим.
Мы точно знаем как, где и за счёт чего нам можно причинить боль. Это определяет самосознание не хуже прочих дефиниций. Мы сознаем свою беззащитность, ограниченность и смертность. Мы способны чувствовать боль, отвращение к собственной персоне и стыд, и ужас, и мы знаем об этом. Мы знаем, что причиняет нам страдания. Мы знаем, как можно заставить нас испытывать страх и боль, а значит, мы доподлинно знаем, как сделать, чтобы страх и боль испытывали другие.
Богоподобие (способность сознательно создавать порядок из хаоса) налагает на человека моральное обязательство беречь собственную личность. Современное демократическое общество несравненно более миролюбиво и гуманно, чем любое другое общество прошлого. Человек научился меньше тиранить другого человека, но относиться лучше к себя самому не спешит.
Легко согласиться с тем, что люди высокомерны, эгоистичны и думают только о себя. Повсеместный скептицизм превратил эту точку зрения в расхожее клише. Однако для множества людей выстраивать свои отношения с миром с таких позиций отнюдь не характерно. Вектор их проблем противоположен: они взвалили на себя непосильное бремя отвращения, презрения, стыда и неловкости по отношению к собственной личности. Они не то что не упиваются самовлюбленным раздуванием собственной значимости, а вообще не ценят себя, не заботятся о себе с должным вниманием и дисциплиной. <...> Будучи убеждены, что другие люди не должны испытывать страдания, они будут трудиться усердно и самоотверженно, чтобы облегчить их. С той же деликатностью они станут опекать домашних животных, себя же - едва ли.
Правильно понятое золотое правило нравственности не призывает к самопожертвованию. Отношения, которые допускают, чтобы один участник поступался своими правами ради другого, грозят выродиться в тиранию. Кроме того, мудрость золотого правила ставит перед человеком вопрос: как лучше всего позаботиться о себе?
Обращаться с собой как с тем, кому ты призван помогать, значит решить, что для тебя истинное благо. Это не то, "чего тебе хочется". А также не то, "что сделает тебя счастливым." Всякий раз, давая ребенку сладкое, вы делаете его счастливым. Это не значит, что вам ничего не нужно делать для ребенка, как только пичкать его конфетами. "Счастье" отнюдь не синоним "блага". <...> Вы должны помочь ребенку стать достойной, ответственной, зрелой личностью, способной к подлинной взаимности - личностью, умеющей процветать в заботе о себе и других. Почему вы считаете допустимым подходить к себе с меньшей меркой?
Золотое правило нравственности
«Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе».
В Новом Завете: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7:12); «люби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 19:18-20).
Подробнее в статье на Википедии.
Пока готовился этот обзор, подоспело русское издание «12 правил жизни». Благодарим переводчицу Нину Фрейман и издательство «Питер».
Ура! Книга вышла на русском.
В ЦИФРЕ
НА БУМАГЕ